Село мое родное… В лапах сепаров…

Добро пожаловать!

Добро пожаловать!

Ноябрь, 2015. Оккупированный Донецьк.

Была на окраине города. Знакомый парень на хорошем авто сказал, что довезёт меня в мой район, но нужно по пути заехать к родителям и встретиться на пару минут с парнишкой, если у меня есть время. Я согласилась, тем более, я знала, что он родом из села недалеко от Донецка и мне было любопытно. Ехали мы быстро, сначала по улицам города, потом повернули на указателе с названием какого-то села. Он уверенно мчался между посадками, за поворотом был местный блокпост. Он показал свой паспорт, ополченцы небрежно посмотрели и мы поехали дальше. Я подумала, что вот этот пост, сразу село и мы возвращаемся в город. Я спросила: «Мне достать паспорт?» На что он мне ответил: «Нет! Они будут смотреть только мой. Вдруг чего, я им прописку свою предпоследнюю сразу показываю, родительскую. Впереди ещё несколько постов этих у@банов.»

Парень рассказывал мне: «Никогда русским не прощу. Сколько они нам горя принесли. Летом 2014 расположились возле нашего села. Как всегда, по методичке, заняли высоту и били оттуда через нас по позициям ВСУ. Потом зашли в село и на перекрёстке улиц стали рыть окопы. Люди собрались всем селом и прогнали их. Так они расположились на окраине, заходили с пушками в село, стрельнут несколько раз и уходят. Через нас свистело и в село попадало. Бомбили страшно. Жители думали, что всё это скоро закончится, выезжали к родне, на море, через месяц возвращаются, а тут бои продолжаются. Мы тоже уезжали на свободную территорию, у знакомых жили, на море месяц были, разве это отдых был? Возвратились, в подвале сидели, в наш дом попало, крышу снесло, стену завалило, мама, как раз, в доме была, слава Богу жива осталась. А тут дожди начались. Накрыли крышу чем было, какие стройматериалы? Отец мечтал где-нибудь гранату раздобыть, всё придумывал, как русским навредить, песни украинские включает, мама просит его тише звук сделать, сама слушает и плачет».

Мы подъезжали к следующему блокпосту. Ополченцы спрашивали цель поездки. На что парень отвечал: «К родителям», — и нас пропускали. Блокпосты были на каждом повороте, я сначала считала их, потом сбилась и просто слушала рассказ: «Разрушения, убитые, русские тут укрепились, стали блокпосты из этих ушлёпков выставлять. Туда пошли мужики из нашего села и чужие появились. Поэтому на постах есть знакомые физиономии, те документы не проверяют, для них я – свой, ублюдки. Осенью не дали нам урожай собрать, не пускали к своей земле. А весной 2015 не дали сеять, сказали, что за нашей пшеницей и кукурузой им не будет видно разведывательных украинских групп. Вот наша земля. Это участок соседей. Через сотню метров – ещё наш участок. Видишь бурьян стеной стоит, вырос выше тебя ростом. За таким бурьяном им видно разведчиков? Ушлёпки».

Заехали в село, проехали по нескольким улицам. Парень обнялся с родителями, отдал им несколько сумок с продуктами, которые он возит им регулярно со свободной территории Украины, сказал, что вернётся часа через два, нужно съездить по делам в Донецк. Поехали дальше. Снова блокпосты. Унылые ополченцы с автоматами. На каждом посту флаги днр, новоросские, русский триколор, с черепом, обглоданным скелетом рыбы, где какой, да и сами обполченцы на пиратов похожи, стиль одежды вызывает смех и мы бы ржали, если б не было так грустно.

Блокпосты ДНР

Блокпосты ДНР

Знаешь, мне повезло, за время войны я никого из друзей не потерял. Все единомышленники. Все Украину любят и флаги наши лёгкие, светлые, цвета радостные

Возле постов домики, шалаши, будки, даже не знаю, как их назвать, эти сооружения. Едем по полю, товарищ рассказывает: «Вот за посадками, это уже украинская территория, а здесь типа дэнэрэ». Спрашиваю: «А на мины здесь можно нарваться?» Отвечает: «Нет, здесь эти ушлёпки всё время ездят. Знаешь, мне повезло, за время войны я никого из друзей не потерял. Все единомышленники. Все Украину любят и флаги наши лёгкие, светлые, цвета радостные, — голос его дрогнул, не ожидала я такой сентиментальности от мужчины, думала только у нас женщин слезы так близко, — сейчас заедем на блокпост, там парнишка молоденький, сосед. Он мне не друг, просто сосед. Нормальный пацанчик, его папаша затянул сюда дежурить ещё летом 2014. Сначала, говорит, очень боялся, когда бомбили, уйти отсюда не может, некуда, оружие выдали, но говорит, что никого не убивал и поэтому не боится, когда Украина вернётся. Я ему везу станки бритвенные и всякую мелочь, что он попросил». Я спрашиваю: «А он не заложит тебя сепарам, что ты вот на такой крутой машине ездишь, живёшь и работаешь в таком крупном украинском городе, от названия которого их всех сразу типает?» Отвечает: «Не, не заложит. А этих сволочей я не боюсь».

Еще один блокпост

Еще один блокпост

Подъехали к блокпосту на очередном повороте. Водитель, не показывая документов, спрашивает ополченцев, на смене ли сейчас и называет по имени и фамилии парня. Те отвечают ему: «Проедь вот туда, поверни и ещё немного вперёд, он там сейчас». Водитель на большой скорости сорвался с места, проехал, как указали, вышел из машины, спросил у ополченца, где нужный ему парень. Его позвали, он вышел из времянки, накрытой камуфляжной сеткой, увидел товарища, обрадовался. Они радостно о чём-то говорили.

Всю дорогу, сколько мы ехали, в машине играла песня Оли Поляковой «Асталависта сепаратиста!», водитель её поставил на повтор и перед каждым постом делал ещё громче и говорил: «Да, пошли они в зад!» И вот поёт Оля про сепаратиста, а я в это время осматриваю это злачное место: в низине, среди деревьев расположилось это гнездо, на ветках висят сковородки, кастрюли, баклашки с водой, горит костёр, ополченец варит что-то в котелке литров на двенадцать. Ребята простились и мы поехали. Я спросила: «Мы что будем возвращаться той же дорогой?» Он ответил: «Нет, мы с другой стороны заедем в город». Он подвёз меня, как и обещал, в мой район.

Вот такое было моё путешествие. Кто из вас, мои друзья, не был в такой обстановке, в какой сейчас живём мы, может осудить некоторые моменты моего рассказа. Но лучше помолитесь за нас, кто в оккупации, за страну, за наших солдат! Всё будет Україна!

Всё будет Україна!

Всё будет Україна!

  1. Инна Инна:

    Почитала, и словно воды из родника напилась. Спасибо, что все это описали. Интересно, этот парнишка Вас читает?

  2. Елена:

    Войны на Украине нет!

Добавить комментарий

Войти с помощью:


Типы файлов, которые принимаются: jpg, gif, png
Максимальный размер: 50MB

Другие статьи на тему: Жизнь в оккупации

В головах ватанов происходят изменения
Прогресс медленный, но идет…

Это я отвечаю, друзья, на ваш на вопрос «Происходят ли изменения в черепах ватанов?»

Митинг на площади Ленина в Донецке
Счастье, что есть «однодумці»!

Путин — спаситель, русских тут нет, маленькая пенсия, ну и что, есть гуманитарка, и вообще, на всё хватает, и это нас укрААинцы бомбят…

Как кибопги защищали Донецкий аэропорт
Как «киборги» защищали Донецкий аэропорт

Через какой ад прошли наши воины никто из нас не может себе даже представить. Не выдержал бетон, но не сдались наши защитники!

Дружба между ДНР и ЛНР
Дружба дружбой, а табачок врозь!

Мы — не единая страна «луГандония». Между нами расположена государственная граница прохождения бандитских клановых интересов.

Уроки Гражданственности Донбасса
Уроки Гражданственности Донбасса

Фашисты из Кремля взрывают мозг детворе в школе. Школьники пишут сочинения на тему «Мой паспорт ДНР», «Я – гражданин ДНР», «Воспитать в себе патриота ДНР».

Скучать и ждать...
Скучать и ждать…

Ежедневные лабораторные работы по определению на слух места боя и вида оружия, из которого лупасят русские братья очень утомляют. Но мы взяли отпуск.