Зарождение демократии в Харькове в 1990 году — как это было? Воспоминания активиста

Зарождение Харьковской демократии

Первая харьковская «демократия»

Давайте перенесемся на 25 лет назад… В смутные времена перестройки, путча и провозглашения независимости Украины.

Коммунистический режим пал — и сквозь гору его обломков, робко, но вместе с тем мощно начали пробиваться ростки демократии.

Тогда в Харькове все было впервые… Первые демократические выборы, первые депутаты в горсовет, первые партии — альтернатива КПСС. И Александр Копелиович был одним из этих «первых». Он стал депутатом горсовета, избранным в результате первых выборов.

Сегодня мы тоже живем в смутные времена… И только от нас зависит, что пробьется и вырастет в Харькове в такую пору. Поэтому очень ценны воспоминания очевидца, который уже видел подобное. Из них всегда можно сделать полезные для себя выводы. И обойти уже виденные им ошибки.

Воспоминания Александра Копелиовича

Ура! Мы победили! Власть обкома КПСС, казавшаяся нерушимой, стала отодвигаться. Это произошло в результате «Великой Харьковской демократической революции»,  о которой  мало кто помнит. Провел ее наш общественный комитет «Выборы-89», это было объединение совершенно разных 300-400 харьковчан. Мы всей душой поверили в демократию, хотя и не знали толком, что это такое.

2 победы «Великой Харьковской демократической революции»

Наша первая победа — на Съезд народных депутатов СССР прошли наши кандидаты Коротич и Евтушенко (и ряд других) вместо выдвиженцев обкома.

Вторая наша победа – прохождение на выборах в горсовет почти половины поддерживавшихся комитетом кандидатов (а также многие, поддерживаемые нами кандидаты прошли в облсовет). Это было в 1990 году — первый демократический горсовет (так его назвали после).

Казалось, что у нас сильная команда, которая знает, что делать. Не напрасно же мы собирались в здании горсовета за несколько недель до начала его работы, обсуждали планы. Мы не сомневались, что поскольку нас много, мы определим характер работы совета.

Но в ответ на выступления самых красноречивых бывшие просто сказали «Неконкретно». И наши ряды вдруг дрогнули. Отчего же такое произошло?

«обезьянник»

У противной стороны была гораздо более сильная спайка. Они подчинялись лидеру (их у них тогда было два, Дёмин и Кушнарев), а у нас каждый был сам себе лидер. Помню заседание фракции «Демократический Харьков» (про себя я эти собрания называл обезьянником): каждый кричит свое, не слушая других, не сообразуясь с темой собрания.

Скоро оказалось, что проводить какие-то типа инициативы может только Кушнарев (к тому времени ставший председателем совета), другие были просто неспособны провести сессию, она разваливалась. И, странное дело, хотя «демократы» не считали Кушнарева своим, тем более, пошедших за ним обкомовских последышей, но молчаливо согласились, что пройдет именно намеченное им, а наши предложения как-то несерьезны. Распространение получило слово «компетентный», таковыми считали некоторых акул бывшего исполкома, они легко убеждали в своей правоте сессионный зал.

А «демократы» и не способны были проводить какую-либо последовательную линию, поскольку среди них скоро выявились враждующие группки, каждый работал на свое реноме. И готов был топить предложение другого, присоединяясь к большинству.

«Верховной Радой себя вообразили?»

Но и прокушнаревское большинство было не способным на серьезные инициативы, предпочитали выполнять только прямые распоряжения Киева. Так, приватизация даже самых мелких магазинчиков, парикмахерских началась только тогда, когда были приняты законы, пошагово определявшие этот процесс. А когда до этого я на Президиуме (был такой орган) предложил заранее проинвентаризировать городскую собственность, то Дёмин это легко пресек: «Вы что тут, Верховной Радой себя вообразили?» Сработало психологически привычное: инициаторов бьют. Вот и предоставлялись нежилые помещения за взятки, вот и процветало воровство.

«Компетентное» бездействие

Философия бездействия стала считаться мудростью, компетентностью. Запомнил рассуждение: власть ведь имеет право делать только то, что разрешено. А если и разрешено в принципе, то нет механизма, должно быть прописано пошагово: делай раз, делай два. Если этого нет, делать ничего не надо. Такое объяснили «демократам» и они согласились. «Нет полномочий.»

А если делать, то только самым правильным образом. «Демократы» обвиняют друг друга в замшелости, поскольку предлагаются не самые прогрессивные меры. В результате — не принимается никаких. А кроме того, кого прославят меры по защите частной торговли от милиции? Вот, разговоры о сносе памятника Ленину (на тот момент совсем безнадежные) — совсем другое дело.

Тот «первый демократический совет» не продвинул город далеко вперед по пути преобразований. Он не представил интересы бедствующих горожан. Город разочаровался в своих восторженно выдвинутых недавно любимцах. И мало кто из них попал в горсовет следующего, 1995 года созыва.

Вот таков итог. Адресую свое послание в первую очередь вновь избранным  депутатам горсовета от демократического лагеря. Не начались ли похожие процессы в горсовете новом, даже среди «передовой» его части? Учитесь на наших ошибках. Стойко защищайте интересы своих избирателей и демократии в целом.

Рекомендуем почитать статью Александра Копилеовича о современной демократии:
Размышления о выборах и обществе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Типы файлов, которые принимаются: jpg, gif, png
Максимальный размер: 50MB